«На Северный полюс отправила мама»

Наталья Мухгалеева возглавляет красноярскую спортивную школу олимпийского резерва «Юность». Ее супруг Юрий является тренером по спортивному туризму и рафтингу в СШОР «Спутник». Вместе они руководят спортивным клубом «Абатак». Трое детей-погодок – Михаил и двойняшки Анастасия и Полина – пошли по стопам родителей и имеют разряды по спортивному туризму. Двое из них занимаются гребным слаломом: Михаил, будучи мастером спорта, закончил спортивную карьеру и работает тренером в СШОР «Здоровый мир», Полина входит в состав сборной России. Настя трудится инструктором-методистом в муниципальной спортивной школе по видам единоборств, в качестве спортсмена и судьи выступает на соревнованиях по рафтингу и гребному слалому.

Необычайно дружная и позитивная семья Мухгалеевых поведала о своих буднях и достижениях в WhatsApp-видео-интервью.

ПОЛЕВОЕ ДЕТСТВО

В семье все начинается с родителей. Юрий Вагисович, Наталья Евгеньевна, когда вас увлекла физкультурно-спортивная деятельность?

Н.Е.: В пять лет меня отдали в спортивную секцию по плаванию. Сначала занималась в оздоровительной группе, потом в спортивной. А после пошло-поехало – лыжные гонки, биатлон, летнее и зимнее многоборье ГТО, военно-прикладной спорт. Кроме того, родители меня активно приобщали к природе и туризму.

Ю.В.: Я занимался легкой атлетикой, в 14 лет пришел в клуб «Абатак», так все и началось.

Познакомились вы, наверное, на спортивной тропе?

Н.Е.: Да, как раз в детском спортивно-туристическом клубе «Абатак». Сначала мы были спортсменами и туристами, затем работали инструкторами и тренерами, а теперь мы являемся его руководителями.

Когда начали детей знакомить со спортивно-туристической деятельностью?

Н.Е.: Миша уже в год был на берегу реки. Девчонки, еще своего до рождения совершили поход четвертой категории сложности, а с года уже постоянно ездили с нами в лес.

Детей брали в походы, потому что было не с кем оставить, или это было сознательное приобщение к активному образу жизни?

Н.Е.: Сознательно. Потому что считали, что это хорошо для детей – свежий воздух, физическое развитие. И, если сейчас оценивать результаты, то это повлияло на них только положительно. Им очень нравилось в нашем лагере: мы сами учили их плавать, бегать на лыжах, играть во все спортивные игры, грести на лодках, обслуживать себя самостоятельно. За счет этого мы больше общались всей семьей: пели песни у костра, учились помогать и поддерживать друг другу.

Михаил, как старший брат, ты должен лучше помнить, как начиналось ваше походное детство?

Михаил: Это был большой и дружный коллектив, в который нас привели родители. Было много взрослых ребят и друзей родителей, которые еще сами выступали на соревнованиях и уже имели своих детей. Они нас подталкивали к занятиям спортом, с них мы брали пример.

Настя, Полина, а вы когда научились ставить палатки и разводить костер?

Анастасия: Как-то все получилось само собой: сначала родителям помогали, потом сами начали. Конкретный возраст не помню, но когда участвовали в соревнованиях по туризму среди городских и краевых клубов, нам было лет по 11-12, и мы уже сами могли спокойно и костер развести, и палатку поставить, и суп сварить, и даже дрова наколоть.

Полина: Сейчас за родителей уже палатку ставим.

Настя, почему в отличие от брата с сестрой ты не стала заниматься гребным слаломом?

Анастасия: Сначала я ходила, но в какой-то момент забоялась бурной воды, порогов. Тогда мы вместе с Полиной перешли в триатлон. Нам понравилось, но нужно было ездить в другие спортивные лагеря, а вот этого мы не хотели. Полина параллельно с триатлоном ходила в шесть утра в бассейн с мамой и научилась делать эскимосский переворот, это обязательный элемент в гребном слаломе. В итоге она вернулась в гребной слалом, а я пошла на плавание в ластах. Этим видом спорта занималась до 2008 года.

Надо было поступать в Красноярское училище олимпийского резерва, для чего нужен был разряд не ниже кандидата в мастера спорта. Такой у меня был только по спортивному туризму. И я полностью переключилась на этот вид спорта. В принципе, в гребном слаломе и туризме отличаются только лодки, а так это смежные виды. Плюс в туризме лодки большего размера – и мне не так страшно.

Вас с сестрой часто путают?

Полина: Только родители (смеется).

Анастасия: Бывает, что путают те, кто знает только меня или только Полину.

Пользуетесь своим сходством?

Анастасия: Вообще-то, нет. Но бывало при звонках по телефону. Полина просила позвонить тренеру…

Полина: Я звонить очень не любила, поэтому просила Настю позвонить и отпросить меня с тренировки. А так нет!

«МЫ ХОТИМ ВСЕМ РЕКОРДАМ НАШИ ЗВОНКИЕ ДАТЬ ИМЕНА!»

Ваша фамилия вписана в книгу рекордов Красноярска. Расскажите, как они рождались?

Н.Е.: Идея была моя. Я предложила, чтобы такая Книга появилась, и люди вписывали в нее свои имена и рекорды. Нужно было с чего-то начинать, и мы придумали первые рекорды. Одним из них стало совместное прохождение двадцати человек на лыжах на скорость. Мы устанавливали его на большом массовом мероприятии, были дети из клуба, наши дети. Этому предшествовала большая подготовка: мы придумывали, какие будут лыжи, какие крепления, какие команды подавать, с какой ноги начинать движение, чтобы не падать и много всего еще. Так Книга рекордов получила свое развитие, сейчас там зафиксировано около тридцати достижений. Нам принадлежит еще один рекорд: мы на время строили иглу.

Почему именно иглу?

Н.Е.: Иглу – это такой домик из снега, который строится зимой, в нем можно даже жить. Это широко практикуется в туризме, даже на соревнованиях. В клубе «Абатак» мы учим строить его всех детей. Задаются определенные параметры: объем днища, высота, сколько человек должно в него войти… И мы решили, что это будет интересный рекорд для книги Красноярска.

Сколько человек вошли в ваш иглу?

Н.Е.: Уже не помню – давно было.

Михаил: Когда мы последний раз строили иглу, это было в Ергаках, то в него вошли 29 человек! Хотя, на самом деле, домик был небольшой, в диаметре всего метра четыре.

Н.Е.: А набивались в него уже как придется: кто стоя, кто полулежа!

Рекорд был установлен 12 лет назад. Может, пора обновить?

Полина: Зимы нет!

А что еще можете построить?

Н.Е.: Михаил построил свой дом! Мы ему помогали, друзья из клуба тоже. Вообще, все члены клуба «Абатак» могут сделать очень многое своими руками: мы шьем палатки и конструируем их форму, шьем рюкзаки и спасательные жилеты, изготавливаем тенты на 40-50 человек, разрабатываем, клеим и делаем каркасы для спортивных и походных катамаранов, и многое другое. Здесь бесспорная пальма лидерства у главы нашего семейства – мы его шутливо называем Кулибин. В общем, чтобы у абатаковцев росли руки из нужного места – это к Юрию Вагисовичу – нашему папе.

Самый экстремальный рекорд в книге рекордов Красноярска – это, безусловно, участие 16-летней Насти в молодежной экспедиции на Северный полюс, организованной в 2008 году путешественником Матвеем Шпаро. Настя, как ты узнала об этой экспедиции?

Анастасия: От мамы. Она сказала, что проводится отбор в молодежную экспедицию на Северный полюс. Нужно попасть в первую шестерку на 25 километров на «Лыжне России» в своем регионе. Потом еще пробежать десятку на федеральном уровне в Москве, чтобы организаторы воочию тебя увидели и пообщались лично. Если проходишь на этом этапе, то идешь в поход в Карелию.

Мама мне сказала: «Да давай участвуй!». Я сначала отказывалась, говорила, что не получится. А она: «Да нормально все будет!». И все было нормально. Могу сказать, что мне очень помогла моя клубная подготовка. Мне было легко в Карелии, я уверенно чувствовала себя в коллективе и справлялась с физической нагрузкой, холодом и со всеми обязанностями.

Почему мама отправляла только тебя? Может, стоило всем троим попробовать?

Анастасия: Это была первая экспедиция, и я была одна из Красноярска, самого восточного города из представленных. Мне кажется, во всех экспедициях никого не было дальше Красноярска. Организаторы хотели сделать как можно больший охват по России, чтобы максимум городов участвовали. Так что троих из одного города – вряд ли.

Полина с Михаилом бы справились?

Анастасия: Думаю, да. Но когда проходил отборочный этап, Миша с Полиной были на сборах. И, даже если бы они отобрались, то… в их графике стояли международные старты. А основная их деятельность была именно тренировочная и соревновательная.

Ю.В.: Из обоймы выпадать нельзя.

Михаил: Когда есть цель, то каждый кубик в пирамиде, которую ты складываешь из года в год, имеет большое значение. Только так можно чего-то добиться, стать лучшим среди первых.

Н.Е.: На самом деле, когда я предлагала Насте участие в этой экспедиции, то аргументировала тем, что это первая российская экспедиция, что она впишет свое имя в историю России, и, что Мише с Полиной нужно будет попасть на Олимпийские игры, чтобы ее обогнать.

Неужели не было страха? Северный полюс – это ведь не просто в поход сходить…

Анастасия: Когда я познакомилась со всеми ребятами, с руководителями, мне было уже нормально. На самом деле, за меня стала больше бояться мама, которая начала думать о том, что лучше бы меня не отпускать. А я даже не думала, что что-то может случиться

Н.Е.: Мы очень сильно переживали. Уже перед самой экспедицией у красноярского альпиниста Валерия Коханова взяли пленку с записью перехода Россия – Северный полюс – Канада. И там, в конце фильма, стоит взрослый мужчина с обветренным лицом, с ободранными в кровь губами, и говорит: «Да если бы я знал, что такое Северный полюс, то никогда бы в жизни туда не пошел!». В фильме я увидела, как движутся огромные льдины, ломая друг друга. Там дуют такие ветра, что человек не может двигаться вперед. Ночью, когда ты спишь в палатке, под тобой может просто разойтись лед и тогда образуется трещина с водой длиной в несколько километров. И вот тут я испугалась – куда же я отправляю ребенка!

Но все-таки пришли к общему мнению, что мы все к этому готовы. Я в то время работала в Красспорте, и мы повесили на стене газету, где отмечали путь экспедиции. Иногда они выходили на связь, а когда достигли Северного полюса, то детям разрешили сделать один звонок родителям. Но успокоились только тогда, когда Настя сошла с самолета в Красноярске.

Если бы вам предложили организовать семейную экспедицию на Северный полюс, то согласились бы?

Ю.В.: На машине только.

Анастасия: Я бы пошла!

Полина: С мамой и папой – да!

Н.Е.: Я – за!

ОТЛОЖЕННЫЙ СТАРТ

Полина, гребной слалом относится к экстремальным видам спорта, так что тебе адреналина, наверное, и без полюса хватает?

Полина: Да, с этим, вообще, нормально! Вот чего мне не хватает, так это наших клубных походов, потому что очень много времени провожу в разъездах, на сборах и соревнованиях. Очень хочется сходить, но тренировочный процесс прерывать нельзя. Еще люблю на сноуборде кататься – это тоже адреналин. И Настя катается.

Анастасия: А Миша, мама и папа на горных лыжах катаются.

Полина: Сейчас еще у нас открылась новая дисциплина – каяк-экстрим. Она очень прикольная, тоже добавляет адреналинчика.

Н.Е.: Полина стала серебряным призером чемпионата мира в этой дисциплине в 2019 году, бронзовым в 2018-м и многократной чемпионкой России. Очень ею гордимся! Недавно ей было присвоено звание «Мастер спорта международного класса».

Михаил, почему ты оставил большой спорт и перешел на тренерскую деятельность?

Михаил: У меня была череда травм, которые не позволили дальше заниматься. Три года подряд в самые ответственные моменты что-то происходило: то руку сломал, то спину, то еще что-нибудь…

Ю.В.: То женился…

Когда брат является тренером родной сестры, кому тяжелее?

Полина: Не мне! Мише сложнее. Иногда и ссоримся, и перепираемся. Но, конечно, он дает задания, я выполняю. На самом деле, с ним хорошо тренироваться: он очень тщательно расписывает план, так как сам долго занимался и знает, что к чему. Раньше у нас были совместные тренировки как у спортсменов, теперь нам комфортно в тандеме тренер-спортсмен.

В связи с объявленной пандемией короновируса по всему миру были отменены старты. У вас спортивный сезон, видимо, так и не успел начаться?

Полина: Мы успели съездить на сборы в Англию. В апреле должен был быть отбор в сборную России на чемпионат Европы, в мае – чемпионат Европы, в августе – Олимпийские игры. Но все отменили.

Когда объявили, что Олимпийские игры переносят на целый год, какие чувства испытали?

Ю.В.: Облегчение. Потому что к тому времени уже отменили чемпионат Европы. А без него у нас не было лицензий на Олимпиаду.

Полина: Да, Европа была последним шансом для сборной России добрать олимпийские лицензии в двух классах – каноэ мужском и каноэ женском. В последнем виде я как раз и выступаю. И, если бы чемпионат Европы отменили, а Олимпиаду нет, то наша лицензия в женском каноэ перешла бы к следующей страны по рейтингу ICF – Международной федерации каноэ. А так есть шанс побороться за право попадания на Олимпийские игры в следующем году.

Н.Е.: С одной стороны, перенос Игр дал шанс российским спортсменам, в том числе и Полине, все-таки поучаствовать в них. А если брать спортсменов в целом, то это, безусловно, плохо, потому что все подводят пик формы под конкретные соревнования. И сейчас у многих спортсменов, которые уже отобрались на Олимпиаду в этом году, пик может пройти. За оставшийся период кто-то может травмироваться, не удержать нужных кондиций, даже из спорта уйти. По идее, к Олимпиаде-2021 должен быть новый отбор, могут появиться новые звездочки, которые по своей подготовке будут значительно превосходить уже отобравшихся спортсменов.

Полина: Получается, у многих спортсменов есть олимпийские лицензии, но они не могут проявить себя. Конечно, это очень обидно. Но в сложившейся ситуации главное, чтобы все были просто здоровы.

Самый популярный вопрос в это время для спортсменов: как поддерживать спортивную форму в условиях самоизоляции?

Михаил: Когда Полина вернулась из Англии со сборов и сидела на двухнедельном карантине, мы взяли в спортивной школе гребной тренажер, разные приспособления, с которыми можно тренироваться. Она жила в отдельной квартире, сама занималась. Также и с остальными ребятишками: пишу для всех план на неделю – и каждый знает, что ему делать. И ежедневно родители присылают подпись, что ребенок выполнил задание.

ЛЮБОВЬ – ВО ГЛАВЕ УГЛА

На такую большую семью всегда непросто готовить. Кто у вас главный кулинар?

Полина, Анастасия: Папа! И Миша.

Какое коронное блюдо?

Полина: Плов.

Н.Е.: Да, это папин и Мишин плов. А по воскресеньям – мамина манная каша.

Какой вклад вносят Настя с Полиной в семейную гастрономию?

Анастасия: Мы печем.

Н.Е.: Омлет. Пироги еще.

Спортсменам разве можно пироги?

Н.Е.: Яблочные. Там больше яблок, чем теста.

В вашей дружной семье должно быть много семейных праздников. Какие отмечаете?

Полина: На мамином и папином днях рождениях из-за сборов я не была уже лет пять.

Н.Е.: В этом году есть шанс!

Анастасия: Мы всегда Новый год справляем в Шерегеше. В этот раз Миша с нами не ездил, потому что строил дом, и пополнение в семье у него было. А так, примерно с 2010-го мы постоянно всей семьей и друзьями с «Абатака» туда ездим, гоняем на лыжах и сноубордах. В ноябре и марте – традиционно в Ергаки.

Н.Е.: В июле у нас лагерь на реке Кан, и этой семейной традиции более сорока лет! Для нас лето не лето без поездки на большой канский порог.

Есть такое выражение: «Маленькие детки – маленькие бедки, а вырастут – большие будут». Вы согласны или нет?

Н.Е.: Нам, наверное, повезло. И в детстве особых бед не было, и сейчас тоже. Если не считать того, что мы были постоянными клиентами в травмпункте Ленинского района (смеется). Переломы, разбитые лбы, растяжения связок – что поделать, активные дети! Мы сами добивались, чтобы дети были физически развиты. По мере взросления всегда пытались с детьми договориться, убедить, прислушаться к их мнению. Конечно, всегда за них переживали, старались им помогать. А сейчас особенно сильно чувствуем их поддержку. Теперь они за нас и волнуются, и нам помогают.

Когда поняли, что дети стали взрослыми?

Н.Е.: Когда Миша поехал на сборы в составе сборной России за пределы страны. Ему тогда еще не было 14-ти лет. И все – он стал самостоятельным, вплоть до того, что сам рассчитывал свой бюджет, отвечал за свою жизнь и здоровье, принимал ответственность за свои поступки. То же самое с Полиной: в 13 с половиной лет она уже была членом сборной.

Мне кажется, не каждый взрослый человек выдержит психологическую нагрузку, что есть у спортсменов, ответственное отношение к выполнению тренировочного процесса, понимание того, что поставленной цели должно быть подчинено все. Плюс никто не отменял учебу: все дети окончили училище олимпийского резерва и университет, а дочери – еще и магистратуру с красными дипломами.

А Настя в нашем понимании стала взрослой, когда сходила на Северный полюс. Когда она вернулась, то это был уже совсем другой человек. А так, мы всегда детям доверяли и старались, чтобы они самостоятельно двигались по жизни.

Нам иногда говорили, что мы излишне их опекаем, но жизнь нашей семьи показала, мы просто друг друга любим. А любовь ведь лишней не бывает. Человек, не обделенный любовью, может горы свернуть. И, самое главное, сейчас эта любовь возвращается к нам, родителям.

Текст: Елена ФЕЙЗОВА ( «Сибирский форум. Интеллектуальный диалог»)

Фото: архив МУХГАЛЕЕВЫХ

Новости

ФК «Енисей» приглашает отметить Всемирный день футбола

В ближайшую пятницу (10 декабря в 11:30) в манеже «Футбол-Арена «Енисей» состоится товарищеский матч для детей с ограниченными возможностями.

Дмитрий Хегай – победитель I городского турнира по шахматам памяти Олега Павлова

В турнире приняли участие 47 шахматистов из Красноярского края, Тюмени, Хакасии, Алтайского края и Санкт-Петербурга.

Все новости