«До новых встреч, друзья! Вел репортаж Владлен Кузнецов»

Разведчик, спортсмен, тренер, журналист – это все о нем, о ветеране войны и спорта Владлене Григорьевиче Кузнецове.

Люди старшего поколения помнят Владлена Григорьевича по большей части именно как спортивного комментатора краевого радио. Это он на протяжении почти трех десятилетий вел репортажи с поединков красноярских команд по хоккею с мячом, с кубковых матчей футболистов красноярского «Локомотива» против ленинградского «Зенита», московского «Торпедо», тбилисского «Динамо»….

Последний матч запомнился не только тем, что от наплыва болельщиков рухнула шиферная крыша… на здании прокуратуры рядом со стадионом «Локомотив», но и тем, что красноярцы выглядели очень достойно и проиграли действующим чемпионам СССР с минимальным счетом – 0:1. Репортаж был тоже ярким, темпераментным и запоминающимся.

Но не многие знали, что на поле в составе «Локо», выходил и воспитанник Владлена Кузнецова-тренера. Им был Анатолий Сизов – позднее красноярская «семерочка» выступала уже за железнодорожников Москвы.

Первым по-настоящему профессиональным тренером, встретившимся в его карьере, называет Владлена Кузнецова и капитан первого чемпионского состава хоккейного «Енисея» Владимир Куманев. Кстати, он открыл свой счет медалям всесоюзного масштаба серебром юношеского первенства СССР в Архангельске. А той сборной Красноярского края руководил как раз Кузнецов. Сам Владлен неплохо играл в футбол и хоккей с мячом. Но в большом спорте не сложилось.

... Он вернулся на «гражданку» только пять лет спустя после войны. И хоть армейский спорт не обходил его стороной, а «привлекал» постоянно, в мирном Красноярске занимались им гораздо систематичнее, что Владлен Григорьевич даже при его 28-29-летнем энтузиазме не мог не ощущать. Да, до сих пор его душу греет похвала Андрея Петровича Старостина, увидевшего Кузнецова в матче с сильнейшей кемеровской командой в первенстве Сибири. Но крутого «романа» не случилось.

Свою целеустремленность Владлен выплеснул иначе. Окончив экстерном Красноярский техникум физкультуры, он получил приглашение, от которого ему после восьми лет службы в армии, жаждущему в мирной гражданской жизни больших, красивых и масштабных дел, невозможно было отказаться. Ему предложили стать руководителем учебно-спортивного отдела горкома физкультуры. И уже пару лет спустя на I Спартакиаде народов РСФСР в 1956 году сборная Красноярска выступила вполне достойно в комплексном зачете, заняв 39-е место из 86 команд областей, краев, автономных республик республики. Сборная «остального» Красноярского края финишировала на 57-м месте.

Сейчас, конечно, за такое достижение не похвалили бы, но в те времена, когда спортивных сооружений в городе и крае почти не было, тренеров – тоже, подобные результаты были признаны удовлетворительными.

Организация и проведение соревнований, комплектование и подготовка сборных команд увлекала Кузнецова, но хотелось все же поработать «на земле». И, когда родное «Динамо» предложило стать тренером по футболу и хоккею с мячом, он согласился.

К тренировкам Кузнецов готовился серьезно: конспекты, картотека с упражнениями под разные задачи и работа с утра до вечера на стадионе с четырьмя командами – двумя взрослыми, юношеской и детской. Главная радость – проклюнулась перспективная молодежь. Но радость была недолгой: в краевом центре была организована группа подготовки при команде «Локомотив» (класс Б), и всех перспективных подростков города в приказном порядке перевели туда. Из динамовских юношей забрали восемь человек. Почти всю команду.

– Не только у меня, у многих других тренеров тоже тогда энтузиазма в работе поубавилось, – вспоминает Кузнецов, – а многие ребятишки попросту бросили футбол. Нельзя было так резать по-живому, отрывать от родных наставников так резко. Можно было и на сборы ребят приглашать, как это сейчас делается…

Помогло Кузнецову не терять вкуса к жизни увлечение журналистикой и повышение в должности до начальника учебно-спортивного отдела – уже в крайсовете «Динамо». Его всегда, по собственному признанию, тянуло к интересным людям, всегда хотелось попробовать себя в каком-то ином качестве. Коммуникабельность, знание спорта, увлечение литературой, прекрасный слог и дар рассказчика помогли ему и в журналистике, где он без боязни перепрыгнул через три ступеньки – от простых «информушек» до аналитических статей. Но все же, лучше всего удавались Владлену Григорьевичу репортажи с соревнований и интервью – хоть со звездами, хоть с начинающими звездочками. В чем был секрет?

– Нет секрета, – отвечает Кузнецов. – Просто мне самому всегда был интересен человек, с которым я беседовал. А когда он это видит, чувствует, что ты искренен в своем интересе, что ты не по бумажке вопросы задаешь, а по ходу «пьесы», что пошутить можешь и подковырнуть... Я, вообще, импровизацию люблю – и в жизни, и в танцах, и на футбольном поле. А вот несвободы не терплю. За что не раз и не два в жизни по самому краешку ходил. Уже после войны в Закарпатье нашу разведроту расформировали, и я попал в подразделение, которое конвоировало и охраняло наших арестованных солдат или офицеров. Кого – по доносу, кого – за неподчинение дуролому какому-нибудь. Вскоре я от одного офицера вынес на волю записку, а потом пошел и доложил командиру, что нарушил предписание. Сказал ему прямо, мол, делайте со мной что хотите, но я служить здесь не хочу и не буду. Взбунтовался? Молодой-горячий? Нет. Мы, разведчики, всегда были особой кастой – в упряжке не ходили. Слава Богу, командир полка был настоящим человеком. Понял меня и особистам не выдал – перевел в другое подразделение. Вообще, мне на людей везло.

И Владлен Григорьевич рассказал, что когда они из эшелона, прямо с колес были записаны в разведчики, то их, 18-летних, «старики» первые полгода буквально за руку водили на задании. Предостерегали от глупостей, оберегая и их, и свои жизни.

– Мой фронтовой ангел-хранитель – Володя Ларкин, – вспоминает Владлен Кузнецов. – Был он чемпионом Черноморского флота по боксу в тяжелом весе. Силищи и доброты неимоверной. Так он даже ночью не отпускал мою ладонь поначалу. Еще у нас в роте был футболист из одесской команды-участницы чемпионата СССР, много спортивных ребят.

У самого Владлена Кузнецова наиболее, пожалуй, памятный «поиск» связан с Будапештом. Приказано было взять «языка» на острове Чепель, метрах в ста пятидесяти от «нашего» берега Дуная. Из плавсредств отыскались только спортивные байдарки.

– Узкие как веретена, с подвижным сидением, усидеть невозможно – по нескольку раз за ночь репетиций в декабрьский Дунай опрокидывались, – вспоминает и вновь ежится, как  в том декабре, дивизионный разведчик Кузнецов. – Потом пили спирт и растирались, топили печь и засыпали. А тело с непривычки болело каждым своим кусочком мышцы. На четвертую или пятую ночь поплыли задание. Все прошло чисто, без единого выстрела и потерь. И обратно плыли с семью или восемью пленными на борту в больших трофейных лодках. Казалось после байдарок, как на пароходах. Потом наша рота переправила на другой берег Дуная без единого выстрела целый пехотный полк и сутки удерживала вместе с ним плацдарм. Одиннадцать человек полка получили Героев, а нам – благодарность от начштаба, кажется.

В мае 1945 года Владлену Кузнецову не было и двадцати. Сегодня чуть больше – девяносто. И все это время каждый день, без выходных и прогулов – по 40 минут зарядки: гимнастика, подтягивание на перекладине, холодный душ. Однако сейчас под домашний турник приходится подъезжать на инвалидной коляске. Но не это главное. Не правда ли?!

 

Владлен Кузнецов

Ветеран Великой Отечественной войны. Разведчик, на счету которого 13 взятых «языков». Кавалер орденов Славы II и III степеней, Красной звезды. Пропагандист спорта, спортсмен, тренер, журналист.

 

Текст и фото: Евгений Кузнецов.

тэги новости:День Победы

Новости

Максима Уразова назначили гендиректором РCCC

Ранее специалист руководил подготовкой и проведением XXIX Всемирной зимней универсиады 2019 года.

Завершен ремонт в железногорском спорткомплексе «Дельфин»

Качество выполнения работ проверил глава Железногорска Игорь Куксин.

Красноярцам это напомнило Ташкент

«Сокол» дома обыграл пензенский «Дизель».

Все новости