Сергей Ломанов: «Все так же мандражирую перед важными матчами, не могу дождаться стартового свистка»

Лучшему бомбардиру всего и вся в мире бенди, одному из величайших хоккеистов в истории этой игры Сергею Ломанову уже 42 года. В это не верится совсем. Он выиграл всё, но по-прежнему горит хоккеем и хочет побеждать вместе с «Енисеем». С этого сезона у Ломанова новая роль — играющий тренер.
(Интервью сетевому изданию Gornovosti)

Сергей или Серёга

— В этом сезоне у тебя новая роль — играющий тренер. Что изменилось?

— Больше общаюсь с главным тренером Алексеем Геннадьевичем Щегловым, с Сергеем Ивановичем Ломановым перед тренировками, перед собраниями. Предлагаю какое-то своё видение упражнений. Обмен опытом, так сказать. До этой должности просто приходил в раздевалку после занятия или матча, анализировал свои действия, а сейчас больше внимания уделяю не только собственной игре, но и действиям партнёров.

— Тебе это нравится?

— Да. Чувствую повышенную ответственность. Я нахожусь на границе между игроком и тренером, но пока я больше всё-таки игрок.

— Как-то изменились отношения с партнёрами. По имени-отчеству стали называть?

— Нет. Также называют Серёгой или Сергеем. Мы на равных общаемся.

— И даже молодёжь не пытается на вы обращаться?

— Сразу это пресекаю, играем в одной команде, делаем одно дело. Бывали случаи, когда игрок переходил на тренерскую должность и сразу проводил чёткую границу в обращениях. Но это искусственно, на мой взгляд. Понятно, что к главному тренеру нужно по отчеству обращаться, к Сергею Ивановичу — само собой. А ко мне-то сейчас зачем? Ещё рано.

— Означает ли эта должность, что после завершения карьеры хочешь быть тренером?

— Пока преждевременно так говорить. Перед сезоном думали, как лучше сделать. Решили выбрать такой путь, посмотрим, что из этого получится.

Летний хоккей

— О Кубке России. Вроде бы задача выполнена, в следующий раунд прошли, но при этом проиграли Иркутску и Хабаровску без особых вариантов, а «Воднику» в близком матче, но в нём «Енисей» действовал в непривычной манере, играл от обороны. Понятно, что в августе делать далеко идущие выводы рано, но мне не верится, что «Енисей» в чемпионате станет кардинально сильнее. Или я ошибаюсь?

— У нас много молодых ребят, они получают игровое время. Им сразу тяжело влиться в модель игры «Енисея», действовать на высоких скоростях. Молодёжи тяжело, и мы это понимаем. Считаю, что провалили первый матч с Иркутском. Они, наверное, больше хотели выиграть, по-хорошему злые вышли. А у нас некоторые ребята просто растерялись, где-то перегорели, бывает такое. За игру с Иркутском откровенно стыдно перед болельщиками. Мы вообще в сезон входим тяжело, даже взять чемпионские годы. Августовский хоккей такой. Вот по себе сужу. Раньше плавно вкатывались в сезон. Ездили на сборы в Швецию и к Кубку мира подходили если не на пике, то близко к нему. А сейчас в августе надо быть в хорошем состоянии. Понятно, что если в команде много опытных высококлассных игроков, то проще. Где-то за счёт мастерства можно вывозить. Я предполагал до старта, что будет непросто, так и получилось. После Иркутска уже играли по-другому. Да с Архангельском действовали вторым номером, выбрали такую модель, всё-таки соперничали со вторым призёром прошлого чемпионата и знаем своё состояние на данный момент. Плюс удалялись чаще, приходилось обороняться, но в этом матче мы боролись за ничью до последних минут. С Хабаровском неплохо двигались, в принципе в скорости не уступали, за редким исключением. Несмотря на счёт, заставили их попотеть. Четыре гола пропустили за последние 10 минут, а до этого были шансы. Много моментов не реализовали. Пенальти не забили. Да и гол четвёртый, до сих пор непонятно, был он или нет. Даже на повторе сложно разобраться.

— Ты сказал, что иркутяне больше хотели победить. Но как это возможно, у них возрастные опытные игроки, у «Енисея» в основном молодёжь. Да она умирать на льду должна за эту форму и уж по желанию точно всех превосходить.

— Иркутск с нами выложился более чем на сто процентов, дальше он со всеми тяжело играл. Что касается нашего настроя. К молодым вопросы. Постоянно им повторяем: играете за «Енисей», может где-то мастерства не хватать, но жажда борьбы, скорости, неуступчивость в единоборствах должны присутствовать в двукратном размере по сравнению с остальными. У Иркутска более взрослые хоккеисты, поигравшие, много побеждавшие, а эмоций больше, чем у нас. Такого просто не должно происходить. Молодёжь будто ждёт, что более старшие игроки — я, Артём Ахметзянов, Илюха Лопатин, которому 23 года всего, но он давно уже в основе играет, — сами вытащат. Но такого уже не будет. Пытаемся добиться, чтобы все понимали свою ответственность и знали: если сам не сделаю, никто не сделает. В сложные периоды матча действительно много зависит от лидеров, но по ходу всей игры нужно, чтобы каждый отработал свою роль от и до. Даже на тренировках они должны хотеть побеждать, обыгрывать один в один, стремиться к совершенствованию. Не может быть такого, что один или два игрока будут на пике и тащить весь сезон, необходима взаимозаменяемость. У одного не пошла игра, другой вытащит. Тогда будет совсем другой хоккей и результат.

Ребята, где эмоции?

— Не хочется уходить в банальности, что раньше было лучше, но всё же. Я помню тебя молодого и Ивана Максимова в том чемпионском сезоне. Под вами лёд плавился. Кураж, задор, никого не боялись. А смотрю на нынешних молодых игроков, и они какие-то другие, более мягкие что ли, не могут разозлиться на себя, слишком добрые для хоккея.

— Соглашусь. Я прекрасно помню себя в 18–20 лет. Не было авторитетов. Горел в каждом матче, на каждой тренировке, хотел выиграть в любом эпизоде. Сейчас порой захожу в раздевалку, сидят. Говорю: «Ё-моё, ребята, где эмоции, что сделать, как вас завести, чтобы вы по-спортивному злыми выходили на матч?» Действительно, некоторые слишком добрые, флегматичные. Эмоции перехлёстывать должны, и направлять их нужно в правильное русло. Пока, видимо, не получается.

— Почему это происходит? Может, чересчур тепличные условия в детском и юношеском хоккее здесь, во дворце, а не в минус 30 под открытым небом?

— Мне кажется, всё идёт из детского хоккея. От тренеров, которые, может быть, не такие требовательные, как у нас были. Возможно, конкуренция сейчас меньше. Тепличные условия? Это тоже присутствует, в минус 40 когда играешь — это закаляет. Растёшь же через трудности, правильно? А сейчас в принципе все условия созданы. Мама привезла на тренировку, потом увезла. Где-то пожалела. Тренер поругал, а она твердит сыну, чтобы не слушал, что он всё равно самый лучший. Наше поколение другое было, мы злились, когда было тяжело, и перебарывали себя, а сейчас не получилось что-то, ну и ладно, займусь другим.

Игра ветеранов

— На мой взгляд, хоккей с мячом в последние годы стал игрой ветеранов. Молодых и ярких, которые бы с ходу влетали в число лучших, сейчас просто не вижу. Вот тот же «Байкал» набрал опытных игроков 30+, может на весь сезон его и не хватит, но нашу красноярскую молодёжь сейчас он полностью переиграл, причём с видимой лёгкостью. И такая ставка на ветеранов прослеживается у большинства к чему-то стремящихся клубов.

— Выбор меньше стал. В хоккей с мячом в целом по стране приходит всё меньше мальчишек. Предпочитают другие виды спорта. Раньше был не набор, а отбор. Сейчас же даже группу по своему возрасту тяжело набрать. У нас в Красноярске ещё нормально с этим. Всё-таки «Енисей» — это бренд для города, клуб с великим именем. Плюс тренеры есть хорошие детские, многие из них сами играли на высоком уровне. Сергей Иванович часто общается с ними. Преемственность должна существовать. Зачастую мальчишки вообще не знают историю клуба, в котором они находятся. Просто ходят на тренировки. Вроде катаются, играют. А должна присутствовать сумасшедшая жажда попасть в главную команду твоего города. Во многих регионах прямо беда с развитием хоккея. Всё держится на энтузиазме отдельных людей. Начинать надо с самого раннего возраста, чтобы потом не удивляться, что все условия созданы, а талантов нет.

— Порой пересматриваю сюжеты о матчах «Енисея» с «Водником» конца девяностых — начала нулевых. Какой же это кайф. Мороз, трибуны полны, рёв такой стоит, что уши закладывает. В послематчевых интервью с десяток микрофонов из разных изданий. Было видно, что это действительно народная игра, любимая. Сейчас такого и близко нет. Почему умирает интерес?

— У нас очень много проблем. Нужен непредсказуемый чемпионат, где каждый может выиграть у каждого. Зритель хочет зрелища, обоюдной остроты, а не матчи в одну калитку, где всё понятно к 10-й минуте. Может, нужны какие-то новые форматы, новые придумки. Не знаю, тяжело, конечно, за этим наблюдать, тем более находясь внутри.

Дефицит звёзд

— У хоккея с мячом в России есть будущее или он стагнирует?

— Сейчас, скорее, стагнация, нет развития, которого бы хотелось. Раньше надеялся, что нас больше будут показывать, какие-то программы появятся о хоккее с мячом.

— Не вживую без привычки тяжело смотреть.

— Да почему. У нас крутые трансляции, у Хабаровска тоже. Но нужно придумать, как вернуть людей на трибуны. В хоккее с шайбой, к примеру, делают шоу. Матчи местных команд превращаются в праздник во многих городах. У нас как-то идёт всё ровно и обыденно. Вот ещё причина. Народ идёт на звёзд, на исполнителей высочайшего класса. И раньше во многих командах таковых было сразу несколько. Их все знали. Приходили на трибуны, чтобы вживую увидеть игру такого хоккеиста. Сейчас же дефицит звёзд налицо.

— Знаешь, на старом стадионе в минус 20 в игре с середняком каким-нибудь на трибунах было реально жарко. Такие эмоции сложно получить здесь, в современном дворце. Если только это не матч за чемпионство. Идеальный лёд, идеальные условия, но будто во время закономерного развития из игры ушла душа.

— Ту атмосферу прекрасно помню. Полные трибуны, гнали вперёд, не переставая. Сейчас изменилась культура боления. Приходят семьями. Раньше встречались мужики перед матчем, выпивали и на трибунах кричали, болели, отвлекаясь от каких-то каждодневных проблем, причём всё происходило без эксцессов. Такая атмосфера единения команды и зрителей. Они нас заряжали, а мы понимали, что не имеем права останавливаться ради них. Сейчас на современных аренах идеальные условия для игры, но на трибунах порою тишина. Что-то, видимо, мы где-то упустили.

Игра в шайбу

— Этим летом ты сыграл в прощальном матче Александра Сёмина со звёздами хоккея с шайбой. Со многими был знаком до игры?

— Кого-то знал, конечно. Антона Худобина, мы даже вместе тренировались. Сёмина, само собой. Что касается Александра Овечкина, мы, конечно, знали друг о друге, приветы передавали, но лично познакомились уже здесь. Пообщались с Павлом Дацюком, его всё коньки мои интересовали. Вообще, было очень круто и на льду, и в раздевалке.

— Мне показалось, ты выглядел самым расстроенным игроком в том матче. Никак не удавалось забить.

— Я же спортсмен. Забить очень хотелось. Вроде многое получалось, а последнего точного броска не хватало.

— В шайбу часто играешь?

— Да раз в год, иногда чуть чаще. В детстве — регулярно. Я понимаю хоккей с шайбой в принципе. Он мне интересен.

— Может, когда-нибудь ты решишь организовать гала-матч. И можно позвать кого-то из твоих партнёров-соперников по этой игре. Пусть они побудут в твоей шкуре, перейдя из шайбы в бенди.

— Хорошая идея. Тёплая атмосфера была. Разговоры интересные. Будем и дальше следить друг за другом.

Элементарная арифметика

— Твой сын Саша тоже играет в хоккей. Сергей Иванович не раз рассказывал, как был требователен к тебе. Если оценить жёсткость твоего отца на 10 баллов, насколько строг ты с сыном?

— На пятёрочку, не больше. Я вижу, какой он, сын не похож на меня по характеру. Папа меня жёстко воспитывал, и до слёз доходило, но я ему хотел доказать, злился, заводил себя, мне эта жёсткость пошла во благо, она меня закалила, сделала сильнее. Саше такое воспитание не подойдёт, мы все разные, и к каждому ребёнку нужен свой подход.

— Он сам хочет играть в хоккей или это ваша с Сергеем Ивановичем инициатива?

— Он с удовольствием ходит на тренировки. Занимается со стопроцентной самоотдачей. Но этого мало, если хочешь стать хорошим хоккеистом, нужно ещё и индивидуально работать, намного больше, чем ребята-сверстники. Это элементарная арифметика. Хочешь играть лучше всех, должен тренироваться больше всех. Если есть талант, он, безусловно, поможет, но только на нём не выедешь. А вот когда трудолюбие сочетается с талантом, получается идеальная смесь. Сколько я одарённых ребят видел, которые до 15 лет рвали всех, а потом пропадали. Я, к примеру, приходил на тренировку и оставался часов на шесть со всеми возрастами. Потому что хотел стать хоккеистом. У меня была мечта — играть в «Енисее» и стать лучшим в этом виде спорта. И я ради неё готов всего себя был отдать.

— Тяжело начинать в хоккее, когда отец и дед великие игроки. Завышенные ожидания обеспечены.

— Я никогда не подставлю сына, не буду за него просить перед тренером. Всегда говорю Саше, что на него смотрят и будут смотреть как на Ломанова. Это большая ответственность. Мне интересно, справится он с ней или нет. Вроде пока справляется.

Бергваллу в ближний

— Ты забил больше тысячи голов. Среди них было огромное количество красивейших мячей, но для меня особняком стоят два. С 45 метров в финале ЧР с «Динамо» в 2014 году, при счете 3:5. И гол шведам в 2015-м в финале ЧМ, там было не так далеко до ворот, но забить лучшему вратарю мира Андреасу Бергваллу в ближний угол из не самой удобной позиции — это просто необъяснимо. Хорошо помнишь те голы?

— Очень хорошо. С «Динамо» как вышло. Штрафной разыгрывали. Судья попросил повторить с другого места. С таких дистанций редко бьют, даже не знаю, что на меня нашло. Бывают такие моменты, когда происходит так, как и должно. Видел расположение игроков и вложился в удар всем телом. Мяч ещё шоркнул о клюшку Вани Максимова и полетел, как пуля, вратарь не успел. А перед финалом ЧМ мне сказали, что у Бергвалла проблемы с левым коленом. Там момент в первом матче в группе был, хорошо прошёл, выскочил один на один и вроде бил без шансов, но под правую, и Бергвалл ногой потащил, я глазам не поверил. В финале вряд ли думал о том, чтобы пробить низом влево от него, на автомате получилось. И мяч залетел в ближний угол. Значит, так нужно было, всё сошлось. Попробуй ещё раз десять пробить с этой позиции Бергваллу в ближний, не зайдёт, нереально. А ещё во время гола «Динамо» Сергей Иванович сидел на трибуне, и когда увидел, что хочу ударить с такой дистанции, воскликнул: «Ну куда ты бьёшь!», а после гола спокойно сказал: «Во, я также бил».

— Когда ты в последний раз был счастлив благодаря хоккею?

— Когда чемпионами стали здесь в новом дворце. Пять лет к этому шли. Сложный путь был к этому титулу. Когда из Швеции вернулся, много всякой критики было. На Кубке мира проиграли, кто виноват — Ломанов. Через многое прошли, поражение в Хабаровске в финале, вылет от «Уральского Трубника» за год до чемпионства. И когда на пятый год выиграли, был счастлив. Такие же чувства были в Москве в 2014-м, и с «Водником» — 21 год прошёл после той победы в Архангельске, а помню, как сейчас.

Дайте поиграть

— Когда случается такое судейство, как в прошлом сезоне в Иркутске, руки не опускаются?

— Все эти моменты судейские, иногда хочется закричать: «Что ты свистишь? Дайте поиграть!» Меньше свистков, меньше пауз. Дайте побороться. Из-за постоянных остановок падает темп игры, сбивается ритм. Чисто отбираешь, судья свистит, и опять все собрались, стоят, думают, как штрафной разыграть. Эта монотонность бесит просто, тошно становится. На чемпионатах мира кайфовали. Динамика, единоборства. Знаю, что некоторые иркутяне, которые пришли на тот матч, говорили, что они три года не были на хоккее и больше вообще не пойдут.

— Ты выиграл абсолютно всё и не по разу. Для чего ты играешь сейчас?

— Наверное, хочу передать опыт и эмоции молодым игрокам.

— Это хорошие и правильные слова, но чисто для себя — для чего?

— Я люблю хоккей ровно так же, как в детстве, в год первого чемпионства в составе «Енисея». И эмоции те же. Хотя сейчас бывают проходные матчи, когда приходится себя настраивать. Но в важных поединках рвёшься на лёд. И мандражирую также перед ними, стартового свистка не могу дождаться. В этом сезоне будет много тяжёлых матчей. Пацаны хотят показать себя, побеждать. Чего-то пока не хватает. Слишком много новой для них информации. Приведу пример, когда Сергей Иванович вернулся в Красноярск, он привёз много нового в плане тренировок в том числе, и тот же Ваня Максимов — очень въедливый человек, полгода всё переваривал и осмысливал, ведь до этого играл в совсем другой хоккей. Но когда переварил, стал тем Максимовым, какого мы все знаем. Так что нашей молодёжи нужно время. Кто действительно хочет играть и побеждать, будут это делать.

— Ставишь для себя временные рамки на карьеру?

— Только здоровье. Суставы, колени, поясница. Нет утра, когда просыпаешься и ничего не болит. Вот верно же, я всё выиграл уже. Титулом больше или меньше, какая, собственно, разница. Но хочу помочь пацанам, чтобы они вышли в топ, чтобы команда появилась на долгие годы. Знаешь, сейчас такое время, что я приму как должное, если кто-то меня обыграет и вытеснит из состава. Лет десять назад рвал бы и метал и всё бы сделал, чтобы вернуть место в старте. А сейчас, наверное, только порадуюсь и пойму, что пришло время уходить с лёгким сердцем. Но пока я в игре. И сделаю всё возможное, чтобы помочь родной команде.

Автор: Павел Катцын
Фото: Дмитрий Шабалин

тэги новости:Хоккей с мячом

Новости

Афиша на выходные

Где и как провести предстоящие выходные, читайте далее.

Дебют юных теннисистов края в турнире международного уровня

В Санкт-Петербурге прошёл ХXII Международный юношеский турнир по настольному теннису памяти Н.Г. Никитина.

Все новости