«У кого-то были залы с белыми коврами, а у нас – со снегом в углу»

Светлану Путинцеву можно назвать проводником Красноярска в элитарную художественную гимнастику. Больше никому из наших земляков не удавалось победить на взрослом чемпионате мира. Эта награда до сих пор имеет ценность для Сибири: Путинцева, хоть и живёт в Москве, считает себя красноярской гимнасткой. Сетевое издание Gornovosti пообщались с именитой спортсменкой после турнира на её призы, который прошёл впервые. Светлана рассказала не только о соревнованиях, но и о своей тренерской работе, феномене Ирины Винер, детской мечте и многом другом.

Детям интересно

– Как появилась идея собственного турнира?

– Я уже давно мечтала провести что-нибудь спортивное в своём родном городе. Вместе с президентом краевой федерации Юлией Дьяченко мы более подробно проработали формат и концепцию. Турнир, на мой взгляд, прошёл в дружественной обстановке. К нам приехали спортсменки из Иркутска и близлежащих городов Красноярского края – неплохая география для первого раза. Да и 460 участниц – очень хорошая цифра.

– Турнир проходил, если смотреть по вывеске, на ваши призы. Если не секрет, какие?

– Я дарила девчонкам фирменные лонгсливы – это маечки с длинным рукавом. Также были игрушки – например, котики, которые очень нравятся детям. Ну и медали с символикой турнира. Казалось бы, всё просто, но девочки остались в восторге.

– С ними была какая-то обратная связь?

– Конечно! Особенность турнира заключалась в том, что после него я провела мастер-класс для младшей и старшей групп. Получилось что-то вроде открытой тренировки. Потом, конечно, была совместная фотосессия и неформальное общение, когда мне задавали вопросы, а я на них отвечала.

– Похоже на любительскую пресс-конференцию.

– Можно назвать и так. (Улыбается.) Девочки спрашивали, как я начинала заниматься и у кого, какие упражнения мне нравятся, были ли травмы... Детям ведь многое интересно. Конечно, я на все вопросы с удовольствием ответила.

– Не планируете ли сделать турнир традиционным?

– Есть такие мысли. Очень надеюсь, что он станет ежегодным. Уже думаем над тем, чтобы сделать его всероссийским, а в перспективе – международным. Конечно, там совсем другая география и финансирование, плюс турнир нужно внести в календарный план, но если захотеть и приложить усилия, то, я уверена, всё получится.

Винер – это глыба

– Вы работаете тренером в Москве. При этом ваше образование – «международный менеджмент». Почему не пошли по диплому?

– У меня два высших образования, и они мне помогают в жизни и в работе. Изначально хотелось стать образованным человеком, получить хороший диплом, а потом уже решать, куда идти. После университета я больше сидела дома, занималась детьми – у меня две дочери и сын. Когда они немного подросли, я подумала: а что делать дальше? Мне всегда нравилось возиться с детьми, поэтому решила стать тренером. Формально, кстати, я пошла по диплому: у меня первое образование – педагогическое, физкультурное. Сейчас я работаю в Международной академии спорта Ирины Винер и получаю от этого большое удовольствие. Видимо, меня никак не отпускает гимнастика, постоянно тянет за собой в спортзал. Я знаю, как обращаться с детьми, потому что своих трое, и мне это очень нравится.

– То есть вы себя не видите в условном графике с 9 до 18 часов?

– Нет! Даже не представляю, как можно высидеть столько времени в офисе, когда в спортзале есть столько занятий. К тому же тренерская работа ещё и творческая: нужно придумывать композиции, упражнения, каждой девочке подбирать музыку, купальник... Бывают разные ситуации, которые нужно разбирать. Подготовка к соревнованиям тоже имеет много нюансов. Всё это очень интересно!

– В какой возрастной категории работаете?

– У меня несколько разных групп, начиная от малышек 2018 года рождения и заканчивая гимнастками, которые готовятся к выполнению разряда кандидата в мастера спорта.

– Не думали о работе со взрослыми?

– Были такие мысли. Любой тренер рано или поздно задумывается: вот есть дети, я с ними работаю, и они ведь когда-нибудь попадут в сборную... Это логично, поскольку ты долгое время ведёшь ребёнка, и очень приятно, когда он вырастает в большого спортсмена. Но в него нужно вложить большой труд. А так надо смотреть на результат. Надеюсь, что у меня вырастет талантливая гимнастика, и я поеду с ней на сборы к чемпионату мира. Почему бы и нет?

– Вы сами работали с Ириной Винер. Это, без сомнений, легендарная личность. В чём её феномен?

– Таких людей в мире больше не бывает – по крайней мере, я с другими лично не знакома. Невозможно представить гимнастику без Ирины Винер. Это глыба, настоящая глыба! Её очень важное качество – проницательность: она каждого человека видит насквозь. У неё потрясающая интуиция, и всегда она подбирает к спортсмену индивидуальный подход, который нужен в той или иной ситуации. Сюда же идут феноменальные тренерские способности, умение грамотно поддержать, поругать, похвалить... Всё это в совокупности даёт ту самую натуру Ирины Александровны, о которой знает весь мир.

– Вам с ней было комфортно?

– Мне, честно говоря, было сложно. Работая с ней, я не экономила силы и всегда выкладывалась на 150 процентов, после чего лежала без движения. Это был очень интересный опыт: Ирина Александровна ставила сложные элементы, и я даже представить не могла, что у меня получится их исполнить. Но физически, конечно, было тяжело.

– Возможно, поэтому вы завершили карьеру в 18 лет?

– Не думаю, что это связано с Ириной Александровной. Я оценила ситуацию: медаль чемпионата мира у меня в кармане, а олимпийская не стоит тех жертв, которые нужно принести. Не факт, что я вообще попала бы на Олимпиаду. В итоге было принято решение уйти из спорта, заняться учёбой, личной жизнью и другими делами. Как оказалось, оно стало правильным, и я ни о чём не жалею.

Каждый спортсмен достоин

– Не могу обойти стороной скандал с сёстрами Авериными на прошлогодней Олимпиаде. На ваш взгляд, их засудили?

– Гимнастка должна быть на три головы выше всех остальных. Тогда даже при огромном желании её не получится засудить. Конечно, я смотрела выступление Авериных, болела за них и очень расстроилась, когда объявили оценки. Поначалу даже поверить не могла, что такое в принципе возможно! Видимо, такая судьба, и от неё никуда не деться.

– Первое место в итоге заняла Линой Ашрам. Она достойна золота?

– Здесь сложно сказать однозначно. Вообще каждый спортсмен, попавший на Олимпиаду, его достоин. Чтобы на неё попасть, нужно преодолеть много трудностей и отдать жизнь ради конечного результата. Всё направлено на то, чтобы завоевать золотую медаль. У кого-то это получается, у кого-то нет. Ашрам молодец, не спорю, но и наши девочки, безусловно, заслуживали победу.

Сравнивать не стоит

– Перед беседой с вами я обратил внимание на один интересный факт: каждый олимпийский цикл в художественной гимнастике меняются правила. А зачем?

– Дело в том, что гимнастика постоянно развивается, и спортсменки очень быстро подстраиваются под правила. Это позволяет им заработать высокие оценки. Со временем девочки набирают максимальную трудность, и соревнования становятся несколько однообразными. Чтобы менять вектор развития гимнастики, примерно раз в четыре года меняются правила. Одно время был акцент на сбалансированное выполнение элементов. Сейчас делают упор на артистизм. Это очень важно для того, чтобы гимнастика не стояла на одном месте и органично развивалась. Изменения – залог роста.

– Можно ли сравнить нынешние выступления с теми, которые были у вас двадцать лет назад?

– Я, кстати, недавно смотрела свои старые программы и поймала себя на мысли, что сейчас их можно очень дорого оценить. Но сравнивать их детально, наверное, всё-таки не стоит.

– Как думаете, по нынешним правилам вы бы смогли добиться того, что есть в итоге,– медали на чемпионате мира?

– Вполне. Скажу прямо: было бы даже проще. В своё время меня оценивали как артистичную гимнастку. Наверное, было бы интересно выступать по нынешним правилам, когда я была на пике формы.

– Я правильно понимаю, что девочки в раннем возрасте готовятся по одним правилам, потом по другим, а в мастера выходят по третьим? Или не так?

– Базовая подготовка у всех одинаковая. Сначала нужно правильно ходить, растягивать шпагаты, развивать мышцы спины... Правила применяются уже к соревнованиям у старших девочек, которые имеют базу. Все основные навыки – растяжка, распрыжка – всегда остаются неизменными. Когда есть база, тогда можно делать упор на правила.

Лишь бы нравилось

– Недавно вы сказали, что в детстве занимались в шапочках и перчатках, потому что в спортзале лежал снег. Это где же такие условия были?

– Мы занимались в одной из школ на Взлётке. Не всегда такое было, но один момент я запомнила. Это очень смешно: идёт тренировка, а в углу из-за двери задувает снежок и ещё похрустывает! Приходилось утепляться ещё и потому, что окна тогда были деревянными, а не пластиковыми и в зале постоянно стоял холод.

– Не думали уйти? Как-то не очень комфортно заниматься, когда вокруг снег и холод.

– Нет, даже мыслей не было. Я очень любила гимнастику и ради неё была готова даже на такие лишения. Тем более у меня был прекрасный тренер Елена Дмитриевна Босых, у которой я тогда занималась, – до сих пор благодарна ей за то, что она в меня вложила. Все трудности закалили меня и мой характер. Для меня тогда это казалось нормальным. Хотя у кого-то были залы с белыми коврами, а у нас – со снегом в углу. (Смеётся.)

– Сейчас у детей большие залы с профессиональными коврами. Всё тепло, светло и чисто. Не расслабят ли их такие условия?

– Вполне реально. Когда я переехала в Москву, то получила возможность заниматься в огромном зале с высокими потолками, на белых коврах и без ограничений по времени. Но я до этого занималась в спартанских условиях и знала, какой ценой достаются победы. У меня в детстве была мечта получить спортивный костюм, на котором написано: «Россия». Такой раньше достать, не попав в сборную, было просто невозможно! А сейчас дети с трёх лет имеют костюмы, какие только пожелают, и занимаются в тепле и чистоте. Возможно, такие условия могут помешать в мотивации. Но тут всё зависит от тренера. Если он будет нацелен на результат, то и своего ребёнка на него настроит.

– Ну, технику тренер может поставить. А характер?

– Его можно воспитать, хоть и сложно. Многое ещё зависит от стремления ребёнка. Если он приходит на тренировку, чтобы поболтать с подружками, то толку, конечно, будет мало. Вот те дети, которые изучают новые элементы, а потом упорно их оттачивают, точно станут спортсменами.

– Вы своих детей на спорт настраиваете?

– Конечно! Дочки уже давно в художественной гимнастике, сын футболом занимается. Но в отличие от меня у нас в приоритете идут учёба и гармоничное развитие. Здесь и стихи, и музыка, и много других вещей.

– Но вы же не будете возражать, если дочери попадут в сборную России, а сын станет профессиональным футболистом?

– Не буду. Наоборот, поддержу их. Хотя муж как-то сказал: «Нам в семье одной чемпионки мира хватит». (Смеётся.) Для детей главное – быть здоровыми. Нет разницы, чем они занимаются – гимнастикой, футболом или акробатикой. Лишь бы им это нравилось и шло на пользу.

Автор: Дмитрий Панов

Фото: Руслан Рыбаков