Павел Бжитских: «Пять лет рекорды мира и Европы не обходятся без сибиряков»

В этом году состав Академии летних видов спорта пополнила новая дисциплина – парашютный спорт, прошедший неблизкий путь из военно-прикладного ДОСААФа к Министерству спорта.

О чаяниях, целях, внутренней кухне, мечтах и планах спортсменов-парашютистов рассказывает председатель краевой Федерации парашютного спорта Павел Бжитских:

– Да, в 2016 году открыто отделение по парашютному спорту в Академии летних видов спорта. Долго мы шли к воплощению этой идеи, этой мечты... Дело в том, что с 2008 красноярские спортсмены однозначно являлись сильнейшими в Сибирском федеральном округе, и были в числе лучших в целом по России. Но до 2016 года весь наш тренировочный процесс был организован за счет самих спортсменов и спонсоров, которые, что называется, своими собственными усилиями, готовили сильнейших спортсменов. В нашей организации есть мастера спорта, рекордсмены мира и Европы. На нас в итоге обратили внимание, и было принято решение открыть отделение парашютного спорта при Академии летних видов спорта.

Чего вы ожидаете от открытия этого отделения?

– В первую очередь, увеличения количества людей, занимающихся нашим видом спорта. Мы очень надеемся, что получим должное внимание и поддержку – как в тренировочном процессе, так и непосредственно на соревнованиях; и в результате нам удастся привлечь молодежь для занятий парашютным спортом. Соответственно больше перспектив будет у этой молодежи для достижения высшего спортивного результата.

В 2016 году в составе сборной Красноярского края мы впервые приняли участие в чемпионате России по парашютному спорту уже от Академии. Сразу скажу, понимая, что с нас будут требовать результаты в сравнении с прошлым годом, тренерским составом было принято решение выставить максимальное количество молодых спортсменов на чемпионат России. Т.е. цель чемпионата России-2016 – обкатать психологически, обкатать тактически именно молодежь.

С прицелом на будущее?

– С прицелом на будущее, совершенно верно. Поскольку у нас появляется возможность на эту молодежь делать ставки, мы выставили на турнир одну из самых больших команд от одного субъекта федерации. Наша сборная состояла аж из 19 спортсменов.

Где проходил чемпионат?

– В Кемеровской области, в Промышленновском районе, на аэродроме Танай. Достаточно близко географически, около 650 километров. К сожалению, добраться до этого места можно только автомобильным транспортом, т. к. железнодорожного сообщения нет с аэродромом, и прямых автобусных рейсов тоже нет.

На соревнования приехало около 150 человек из различных регионов России. Красноярск, повторюсь, привез в Кемеровскую область 19 парашютистов. Больше нас, наверное, было только у сборной Московской области, которая концентрирует на своей территории несколько парашютных клубов, несколько серьезных тренировочных баз. И количество занимающихся парашютным спортом там кратно больше, чем на территории всего Сибирского федерального округа в целом. Там лучше и финансовые возможности, и лучше климатические, позволяющие заниматься парашютным спортом чуть больше времени, чем у нас.

И какова же протяженность полноценного сезона в Сибири?

– У нас он длится 5-6 месяцев. Это плюсовые температуры, когда можно выполнять комфортно тренировочный процесс, прыжки с парашютом. В зимние месяцы мы занимаемся общефизической подготовкой и выездными сборами. Едем в те места, где потеплее, и поддерживаем свою форму непосредственно уже там.

Если же вернуться к чемпионату России-2016, то мы получили тот результат, который планировали. Одна из трех наших молодых команд показала результаты выше, чем на тренировочных процессах. Это говорит как раз о настрое спортсменов на повышение своего профессионального уровня и о том, что психологическое состояние спортсменов оказалось на самом пике в тот момент, когда они пришли к чемпионату России.

Мы понимали, что на соревнованиях будет небольшая просадка, связанная именно с психологическими моментами. Вот две другие наши команды и показали результат несколько хуже, чем на тренировочном процессе… Тут надо понимать, что молодежь впервые в своей жизни участвовала в соревнованиях наравне с легендами парашютного спорта – заслуженными мастерами спорта, мастерами спорта международного класса, о которых книги пишут. И вот они рядом, ты с ними соревнуешься, как равный... Одна команда с этим справилась, две – не совсем...

С другой стороны, им будет куда легче на последующих чемпионатах России, они уже представляют с чем (и с кем) им придётся столкнуться...

Календарь на будущий сезон уже сверстан?

– По большому счету, да; хотя некоторые корректировки еще возможны. Одно могу точно сказать, первое значимое мероприятие в следующем году пройдет в июле именно в Красноярском крае. Мы будем принимать чемпионат Сибирского федерального округа.

Где он будет проходить?

– В качестве основной площадки мы планируем задействовать аэродром Вознесенка (Березовский район, выезд на трассу М-53 со стороны Березовки). Там новая площадка. Здесь мы уже проводили два чемпионата края, и она соответствует всем предъявляемым требованиям.

В качестве резервной площадки у нас есть договоренность с Аэрогео (это аэропорт расположен за красноярским микрорайоном Солнечный). Но она все-таки именно резервная, т. к. там очень плотный трафик своей работы: и регулярные рейсы на Север, и санитарная авиация и т. д. Вклиниться сюда мы сможем только в случае какого-то форс-мажора... Тем не менее, имеем две площадки под чемпионат Сибири.

Национальный чемпионат образца 2017 года кто будет принимать?

– Пока рассматриваются три места – Мособласть, Краснодарский край и город Грозный. Еще решение еще не принято, но по некоторым, скажем так, косвенным признакам, большая вероятность того, что чемпионат России-2017 примет Грозный, который открыл совершенно новую площадку.

Из других значимых российских мероприятий стоит отметить соревнования, которые пройдут в апреле-мае и в июле будущего года в Московской области: в первом случае, в дисциплинах групповая акробатика и артистические виды спорта; во втором – акробатика (большие формации) – это установление мирового рекорда. Мировой рекорд в женском зачете и мировой рекорд в общем зачете планируются в следующем году.

По рекордам, европейским и мировым, надо отметить, что Красноярск в них был представлен достаточно широко и в прошлые годы. Например, в женском зачете наша спортсменка, капитан сборной СибФО Наталья Славкина принимала участие в установлении европейских и мировых рекордов начиная с 2011 года. Т. е. на протяжении последних пяти лет без сибирских парашютистов не состоялся не один рекорд мира и Европы! Вообще, от Красноярска в этих рекордах участвовало три девушки; а если говорить про общий зачет, то в нем у нас участвовало сразу девять спортсменов! Если в установлении рекорда участвовало 160 спортсменов, и девять из них – красноярцы, то в процентном отношении это очень хорошая цифра в масштабах всей страны.

Четыре серьезных турнира за год – не маловато ли? Хватает ли этих стартов для того, что полноценно готовить спортсменов-парашютистов, держать их в тонусе?

– Вполне хватает. Между официальными стартами у нас ведь есть еще и внутриклубные соревнования, и тренировочные мероприятия, которые будут проходить в Вознесенке, начиная с апреля на регулярной основе. Мини-старты раз в месяц и постоянные зачеты позволят держать спортсменов в нужном тонусе.

Сколько спортсменов занимается у вас в клубе профессионально?

– На сегодняшний день на постоянной основе – 67 человек. Утвержденный состав сборной края – 21 парашютист.

Как к вам могут попасть люди, желающие заниматься парашютным спортом; какие условия, с какого возраста это возможно?

– Первое, с чего нужно начинать, говоря про людей, готовых заниматься прыжками с парашютом, то это надо определиться, любители ли они или хотят заниматься этим на профессиональной основе. Разрешается прыгать с парашютом начиная с 14 лет – при письменном согласии родителей, естественно. С 18 лет – люди уже занимаются этим самостоятельно. Но, прежде чем человек определится сам для себя – все-таки спорт это или просто приятное времяпрепровождение – необходимо пройти программу обязательного обучения, чтобы получить допуск до самостоятельных прыжков.

Таких программ обучения на сегодняшний день всего две. Первая программа называется «классика» – она с незапамятных времен на территории нашей страны существовала (по этой программе еще космонавтов готовили, включая Юрия Гагарина, который за своими плечами имел несколько десятков прыжков с парашютом). Принцип ее: «от простого – к сложному». Идет постоянное усложнение заданий: вышел из самолета – открыл парашют; вышел из самолета – подождал три секунды – открыл парашют, и так далее – с увеличением времени задержки свободного падения. В конечном итоге, человек психологически подходит к тому, что «я не боюсь; я начинаю в воздухе все выполнять и делать». Минус этой программы в том, что она достаточно долгая – от трех до шести месяцев.

Вторая программа пришла к нам из США. По ней первоначально готовился американский спецназ, а потом она прижилась во всем мире. Называется она «АFF» (Accelerated Free Fall) – прогрессивное обучение свободному падению. Программа состоит из семи учебных, и восьми сертификационных прыжков. Всего 15 прыжков в итоге. С учётом интенсивности и санитарной нормы по выполнению прыжков эту программу реально пройти за две недели.

Что значит - санитарная норма?

– На первоначальном этапе на человека ложится значительная психологическая нагрузка. Сплошной стресс! Поэтому, скажем, по этой программе в первый день больше двух прыжков не разрешается делать. Дальше – три прыжка в день. К концу обучения – пять.

Нагрузка психо-эмоциональная сумасшедшая получается. Плюс еще и чисто физическая, особенно на первоначальном этапе. Банально, устает человек, каким бы крепким он не был...

Достоинства этой программы – короткий промежуток времени обучения; и то, что буквально с первого прыжка человек прыгает с задержкой в раскрытии основного парашюта, т. е. сразу со свободным падением в 50 секунд и сразу со спортивным парашютом типа «крыло». Короче, большой объем информации надо усвоить еще на земле, и не меньший – уже непосредственно в воздухе.

Для того, чтобы этот процесс шел наиболее эффективно, два тренера, или инструктора, первые три прыжка прыгают вместе с обучаемым. Потом четыре прыжка – с одним инструктором. И, наконец, сертификационные прыжки идут через одного: раз – самостоятельно, раз – с инструктором. Именно из-за этого и достаточно высокая цена обучения: на сегодняшний день по разным регионам нашей страны она колеблется от 60 до 70 тысяч рублей. Из чего складывается такая сумма? Все на поверхности: надо и за саму учебу платить, и за аренду парашютного снаряжения, и за место в самолете.

Что касается стоимости классического обучения, на самом деле выходит примерно столько же, но учитывая, что весь процесс растянут во времени, то вроде и несильно накладно. Или ты шесть месяцев платишь эти деньги, или эта же сумма улетает за две недели...

И только когда человек пройдет все обучение, он должен определиться: хочет ли заниматься этим профессионально или просто получать удовольствие…

Выбирающие спортивную стезю наверняка сталкиваются с серьезными нагрузками...

– Естественно. Многое придется менять кардинально. И нагрузки серьезные, исходя из требований к дисциплине, режим свой придется менять, график жизни пересматривать, и т.д. и т.п.

Другое дело – любитель: приехал в выходные, получил удовольствие, уехал обратно домой, никто вас ни к чему не обязывает. У вас есть сертификат международного образца, по которому вы можете прыгать с парашютом в любой точке планеты Земля... Для тех, кто все-таки хочет стать спортсменом-парашютистом, скажу, что основной критерий по отбору людей для участия в официальных соревнованиях и для попадания в число кандидатов в сборную края это, для начала, желание самого человека. Что будет дальше, это уже другая история...

Чем отличается спортсмен-парашютист от профессионального спортсмена из практически любого другого вида спорта? Уже тем, что нам нет необходимости закачивать какие-то определенные группы мышц, или монотонно выполнять одно и то же движение, чтобы достигнуть совершенства. Мы отличаемся от людей, не занимающихся парашютным спортом только теми процессами, которые идут у нас в голове. То есть, в большей степени, парашютисты – это люди думающие. Как только твой мозг готов заниматься этим видом спорта, ты будешь им заниматься, а физически свой организм здесь надо готовить в меньшей степени...

А можно эту тему немножко шире раскрыть?

– Да, пожалуйста, вот пример: одна из популярных в России дисциплин – групповая акробатика, и называется она «перестроение в двойках». Команда состоит из трех человек: два спортсмена и оператор.

Со спортсменами все понятно, а зачем оператор?

– Он должен привезти на землю, в судейскую коллегию, видеозапись этого прыжка. Поскольку прыжки выполняются с высоты не ниже двух с половиной тысяч метров, то отсудить такие соревнования с земли практически невозможно. Поэтому оператор – полноценный член команды; более того, очень ответственное лицо: не сделал запись, не доставил до судей, извините – команда получает ноль.

Но мы сейчас не об операторе, а о самой распространенной дисциплине групповой акробатики. Зачетное время выполнение прыжка — 25 (!) секунд с момента покидания летательного аппарата первым спортсменом. Задача: выполнить максимальное количество перестроений, определенных заранее жеребьевкой.

На сегодняшний день норматив мастера спорта в данной дисциплине составляет 17,5 фигур. За 25 секунд. При перестроениях. А фактически на соревнованиях, в которых мы участвуем, первые десять команд по итогам показывают результат 25-30 фигур, то есть больше одного перестроения в секунду!

В связи с этим мы и говорим, что первую очередь должна работать голова. Во-первых, она должна запомнить, в какой последовательности в жеребьевке были определены фигуры. Во-вторых, это голова должна выдать команду организму, как он должен перестроиться в воздухе, чтобы получилась следующая фигура. Так и получается, что мышление на первом месте: за короткий промежуток времени надо максимально точно выполнить правильные действия.

Сам по себе парашютный спорт оттачивает в человеке дисциплину. Тоже объясняется все очень просто: отступаешь от выполнения данного тебе задания, ценой этого может стать твое здоровье, либо сама жизнь; потому что время напрямую связано с высотой. Ошибся на одну секунду – а это 50 метров высоты. Поэтому человек учится за короткий промежуток времени принимать правильные решения.

Есть ли в парашютном спорте такое понятие как «ветеранский спорт»?

– Исходя из предыдущей темы – у нас все-таки нет каких-то требований по поводу физической формы. Опять же встает вопрос головы. Но если она работает полноценно, вопрос отпадает сам собой. Причем тут возраст? Поэтому, присутствием в командах людей за 50 никого не удивишь. У нас, в Красноярске, для парашютного спорта команда достаточно молодая, но некий разброс возрастов все же присутствует. Не паримся мы по этому поводу.

Сходу могу такой яркий пример привести: президент федерации парашютного спорта России Барабаш Андрей Алексеевич отметил свое 53-летие, при этом он – член национальной сборной по парашютному спорту, и в этом году в составе сборной России стал бронзовым призером чемпионата мира. Так что человек в 53 года не только является действующим спортсменом, но и прыгает, скажу я вам, на очень высоком уровне.

Каковы олимпийские перспективы парашютного спорта?

– Заявка подана, и есть хорошие шансы на включение одной из дисциплин в олимпийскую программу. Почему одной? Сам по себе наш вид спорта достаточно тяжело презентовать большому числу зрителей, все основные события происходят в воздухе, на большой высоте и зрители могут видеть только финальную часть выполнения прыжка – собственно само приземление.

С точки зрения зрелищности и понятия «болеть за своих» это достаточно сложно, а то, что зрители смогут увидеть на мониторах, это будет уже в тот момент, когда судьи будут просматривать видео; и хотя это и будет в режиме реального времени, но все равно уже после приземления, что называется постфактум…

Так и какую же дисциплину мы в перспективе сможем увидеть на Олимпиаде?

– Пожалуй, полеты в аэротрубе. Причем, наши спортсмены здесь тоже на первых ролях, хотя строить аэротрубы мы стали гораздо позже, чем весь остальной мир в силу всем известных экономических и политических причин. Если будет интересно, наберите на YouTube «выступление в трубе, Лео Волков». Это наш питерский парень Леонид Волков – он занял первое место в соревнованиях Wind Games 2016. Зрелище, захватывающее дух!

Его выступление идет под музыку, болельщики сидят в зрительном зале, с другой стороны – судьи, а сам он выполняет различные акробатические упражнения в аэродинамической трубе.

Причем, в отличие, скажем, от фигурного катания, сам спортсмен эту музыку не слышит – она транслируется исключительно в зал. Единственное, что у него есть перед глазами это секундомер, который в виде экрана, и благодаря которому он может понять, на каком этапе музыкальное сопровождение сейчас находится. Сама установка – это воздушный поток, который движется со скоростью 300-350 км/час., всё свистит и транслировать там музыку просто невозможно.

Вторая дисциплина, которую можно рассматривать в перспективе как олимпийскую – это пилотирование куполов. То есть это элемент парашютного прыжка, где актуально непосредственно само приземление. Оно зрелищное, оно происходит на ограниченной площадке, заранее определенной, зафиксированной флагами. Туда можно поставить трибуны и элемент соревновательности будет налицо. Единственный минус – эта дисциплина является в парашютном спорте самой травмоопасной. Спортсмен здесь не защищён ничем: только его тело, земля, и скорость на завершающем отрезке порядка 120 км/час. Поэтому здесь могут возникнуть вопросы – мало ли что...

А сколько вообще дисциплин в парашютном спорте?

– Официальных больше двадцати уже. У нас в крае развита групповая акробатика: два, шесть, десять, большие формации; с прошлого года начались две артистические дисциплины – фрифлай (Freeflying) и фристайл (Freestyle). В нынешнем году был проведен пробный чемпионат России по скоростному падению. Это максимальная скорость, которую может развить человек в свободном падении. Грубо говоря, ракету люди пытаются из себя изобразить, достигая максимальных скоростей. Международные соревнования по этой дисциплине уже три года проводятся, а у нас в 2016 году только прошел первый чемпионат России.

С большинством дисциплин все понятно, а что это за «зверь» – большие формации?

– Большая формация – это построение фигуры в воздухе максимально большим количеством участников. Причем, количество участников заявленных должно равняться количеству участников, которые находятся в этой фигуре. То есть не должно быть так, что вы заявили, что у вас на борту самолета 100 человек, а сами в итоге собрали двадцать. Сколько заявили, столько и должно быть в самолете, и в фигуре. Сложность данной дисциплины как раз заключается в том, что команда настолько сильная, насколько силен самый слабый ее игрок. Минус один – нет фигуры! Подняли в воздух, скажем, как это было на российских рекордах, одновременно восемь самолетов, 160 человек. Один не пришёл – восемь самолетов слетали зря, 159 человек зря прыгнули. Высота 6 800 метров, кислород, перепады температур, нагрузка на организм – все вхолостую. Ну и деньги, естественно, немалые – на ветер.

Неужели такое было?

– Было. Главное не оказаться этим человеком (смеется). А то чувствуешь себя потом, наверное, очень угнетенно, когда сто пятьдесят девять человек ничего тебе не говорят, а молча ходят вокруг.

Плюс, очень сложно все это организовать, и ведь еще оттренировать все надо; плюс законы гравитации, которые не обманешь. Есть, естественно, определенная точка, дальше которой парашютное сообщество не может сдвинуться. Например, мировой рекорд на чемпионате мира в Таиланде, если не ошибаюсь, в 2007 году, составил 400 парашютистов в одной фигуре.

И кто это так отличился?

– От России было 14 человек. Это была интернациональная команда, и рекорд был зафиксирован в Книге рекордов Гиннеса. До сегодняшнего дня даже близко подойти к этой фигуре никто не может, да и технически это очень и очень сложно: представляете, сколько самолетов нужно в одном месте собрать, сколько сильнейших спортсменов со всего мира сконцентрировать в одном месте, в одно время. Да и уровень летчиков должен быть соответствующим.

Кстати, в июле будущего года на чемпионате Сибирского федерального округа мы хотим в рамках показательных выступлений, продемонстрировать вещи, которые не запланированы в спортивной программе. Например, те самые большие формации. На этапе официального открытия этого мероприятия мы хотим использовать этот зрелищный элемент. Уверен, что это будет красивое, и незабываемое зрелище, и с земли будет смотреться очень эффектно!

Текст: Александр ГОРЯЧЕВ (akademlvs.ru).

Фото: архив Бжитских.

тэги новости:Парашютный спорт

Новости

Учимся даже летом

Для специалистов центра тестирования Ужурского района провели семинар по полиатлону.

Анастасия Селина – призер международного турнира

Соревнования проходили в Казахстане.

Чемпионат края прошел на аэродроме ДОСААФ «Манский»

Теперь лучшие спортсмены региона готовятся к чемпионату России.

Лучших определили

Стали известны результаты конкурса на лучшую организацию физкультурно-массовой работы в Красноярском крае.

Российские регбистки – чемпионки Европы

В финале взяли реванш у Франции.

Все новости