Александр Третьяков: «Главная цель – Олимпиада в Пекине»

Уже полтора десятка лет красноярец Александр Третьяков – лидер сборной России в своем виде спорта, в скелетоне. За это время были победы на чемпионате мира и Кубке мира, были бронза Олимпиады в Ванкувере и сочинское золото. Но победами нельзя насытиться, и Александр – по-прежнему лучший. В минувшем сезоне он одержал три победы на этапах Кубка мира, выиграл золото чемпионата Европы, а на чемпионате мира в немецком Альтенберге завоевал серебро. В Красноярск, по обыкновению, заглянул ненадолго: есть небольшая пауза перед чемпионатом России.

СЕЗОН УДАЛСЯ

Александр, как оценишь прошедший сезон? Он, наверное, во многом был необычным?

– Сезон в целом оцениваю положительно. Закончился он для меня хорошо. Очень хотел выиграть на чемпионате мира, все шансы и возможности были, боролся до конца. Проиграл совсем немного. А сезон Кубка мира проходил, да, в нестандартном формате: два этапа на одной трассе, три этапа на другой…

Это было тяжело психологически?

– Ну, да. Приятнее, когда каждую неделю новая трасса. Здесь не получилось – поехал на другую.

Кому-то такое положение вещей давало преимущество?

– Конечно, хозяевам это давало преимущество. Первые два этапа в Сигулде, и Мартинс Дукурс их выиграл.

В Кубке мира у тебя, с одной стороны, три победы на этапах – больше только у Дукурса, с другой, только пятое место в общем зачете. Что перевешивает?

– Я пропустил два этапа, и даже без этих двух этапов попал в пятерку – в этих условиях это очень хороший результат. Конечно, победы на этапах радуют, но и общий зачет – это очень важно, это говорит о твоем уровне.

А из-за чего случился пропуск этих двух этапов?

– Там выступали наши юниоры, а основной состав сборной России тренировался. Нам дали возможность потренироваться на трассе, где проходил чемпионат мира. Тренерский состав принял такое решение.

То есть Кубок мира в какой-то степени был принесен в жертву чемпионату мира. А немцев вообще можно обыграть на их трассе?

– Можно, я же лидировал после первого дня. Пусть немного, но все же выигрывал. Если бы чемпионат мира проходил в формате Кубка мира, то стал бы чемпионом. Но чемпионат мира проходит в олимпийском формате: два дня, четыре заезда. Почти марафон такой. И два дня стартов тяжело даются эмоционально и физически.

И здесь преимущество своей трассы становится еще весомее?

– Да. Хотя я в принципе ровно проехал все четыре заезда. Но вот чемпион мира Кристофер Гротгер сумел во второй день собраться и сделать отрыв. Так что я стал серебряным.

Это сюрприз, что именно он стал чемпионом мира? Ведь на этапах Кубка мира он только раз на пьедестал попадал.

– Нет, Альтенберг – это его трасса, на ней он и в прошлом году чемпионом мира стал. Так получилось, что чемпионат мира два года подряд в одном месте проводился. Другие трассы отказались от чемпионата мира. А в Альтенберге – всегда пожалуйста. И тренерский штаб сборной Германии рассчитывал на Гротгера, знал, что он там может стрельнуть. Сложная трасса, а Гротгеру она хороша знакома, нравится ему. Нам повезло, что удалось потренироваться, поэтому сборная России достаточно ровно проехала. А вот, например, у Мартинса Дукурса не получилось, только 16-е место занял.

Сложная трасса – это плохо для тебя?

– Непринципиально. Я на всех трассах брал медали, везде боролся. Эта, да, сложноватая, больше усилий приходится прикладывать. Но это не проблема.

СПОРТ ОДИНОЧЕК

Скелетон – это спорт одиночек?

– Да, каждый сосредоточен на себе, думает о своем результате.

А как складываются отношения с соперниками?

– Нормально. Сейчас ситуация на Кубках мира спокойная, все здороваются, общаются, поздравляют друг друга. Когда начинались допинговые обвинения, была какая-то напряженность. Но когда все суды прошли, все успокоилось.

Читал, что Мартинс Дукурс говорил, дескать, я не верю, что Александр Третьяков может быть замешан в таком, что он отличный парень и честный спортсмен…

– Ну, поначалу он по-другому говорил (смеется)… Потом, когда я уже суд выиграл, заговорил так. Такое дело, нужно понимать: им что-то такое говорят – они верят. Суд сказал: невиновен – хорошо, верим суду.

Все же с кем-то более близкие отношения сложились?

– Внутри сборной России дружим. А так, со всеми нормально общаемся, никаких проблем нет.

В сборной России ты самый опытный спортсмен. Это на тебя накладывает какие-то дополнительные обязательства?

– Индивидуальный вид спорта – каждый отвечает сам за себя. А какие-то подсказки – это прерогатива тренеров.

Сезон в скелетоне достаточно короткий…

– Да, этот получился короче, чем обычно. Хотя для меня он еще не закончился. У меня еще будет сбор в Сочи и чемпионат России. Так что катальный сезон закончится только в апреле, дальше – небольшой отдых и снова тренироваться. До осени работа над физической подготовкой, над развитием спринтерских качеств.

Какая-то специфика в этой работе есть?

– Да стандартно все – легкая атлетика, тяжелая атлетика. Все то же, что делают бегуны-спринтеры. Иногда добавляется эстакада, специальные технические упражнения. А в основном та же работа, что и у бегунов.

Насколько важен чемпионат России для тебя. Все-таки за спиной много более значимых трофеев?

– Соревнования есть соревнования. Все равно там ребята настраиваются, есть принципиальное соперничество, все готовятся, легкой прогулки не будет точно.

Никита Трегубов выступает достаточно стабильно – пятое-шестое место. Может продвинуться выше?

– Конечно, может. Каждый из первой десятки может. Посмотрите, какая там плотность результатов – соточки, десяточки до лидеров, все рядом. Понятно, что человеку из второго-третьего эшелона сложно попасть на подиум, а первая десятка – это элита, они все конкурентоспособны.

РАВНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ

Вернемся на 20 лет назад. Почему именно этот вид спорта стал твоим?

– Так жизнь сложилась. Я готовился в бобслей разгоняющим. Но не очень получалось, не хватало мышечной массы, там более здоровые ребята выступают. Бегал-то я быстро, но вот именно силы не хватало. Как раз тогда в России стал развиваться скелетон, стали набирать молодых ребят, скоростных. Заметили меня, предложили попробовать – понравилось.

А какие особые качества нужны скелетонисту, в отличие от бобслеистов и саночников?

– Базовые качества такие же – внимание, концентрация, умение сосредотачиваться на трассе. В отличие от санного спорта нужно быть скоростным. Там бегать не нужно, они же изначально сидят в санях, руками оттолкнулись – и поехали.

Скелетон – технический вид спорта, многое от инвентаря зависит. Вот раньше в бобслее немцев невозможно было победить, потому что у них техника была лучше. Как сейчас у вас дело обстоит?

– Сейчас радикально лучше ни у кого нет. Правила ужесточают: должны быть одинаковые коньки, есть регламент по строению скелетона, ввели жесткие ограничения по весу – сейчас вес спортсмена со скелетоном не должен превышать 120 кг. ИБСФ, международная федерация бобслея и скелетона, постоянно работает над уравниванием технических возможностей.

Остаются небольшие нюансы: поострее коньки или потупее, нож, которым ты управляешь, – подлиннее, покороче. Каждый подбирает под себя оптимальный вариант. Скелетон – помягче управление, пожестче, чтобы на прямой ровнее ехал. Но это не то, что дает какое-то весомое преимущество. Просто важно найти свои оптимальные характеристики.

Понятно, что на Кубке мира все лидеры уже выступают на своих оптимальных настройках. Так что все зависит от разгона (а здесь сейчас конкуренция очень выросла), от выбранных тобою настроек и собственно от прохождения трассы.

А выбор настроек – это дело самого спортсмена?

– Конечно, есть и техническая служба. Вот сейчас сборная России заключила контракт со специалистом Дирком Матшенцем, который раньше работал в сборной Германии. Он помогает в настройках, очень хороший, знающий специалист. И подвижки заметны. На чемпионатах мира я в последний раз попадал в тройку в 2016 году, пять лет был без медалей. А в этом году поработал с ним – боролся за первое место.

КИТАЙЦЫ ГОТОВЯТСЯ СЕРЬЕЗНО

Об Олимпиаде 2022 года задумываешься?

– О, это так далеко, мы даже там ни разу еще не были.

Но там, наверно, никто из элиты еще не катался? Так что ни у кого преимущества не будет?

– Думаю, сборная Китая будет очень опасна там. Там сейчас работает сильная тренерская команда. Вилли Шнайдер работал с нами в Сочи, очень грамотный специалист. Они серьезно готовятся, привлекают сильнейших тренеров. В бобслее они взяли Ланге – четырехкратного олимпийского чемпион, в биатлоне взяли Бьорнадлена… Посмотрим, какой это даст эффект. А вот для лидирующей группы, которая выступает в Кубке мира, это будет нейтральная трасса, ни у кого не будет преимущества в накате. Поэтому все будет максимально справедливо, тут уже ничего скажешь.

До какого возраста в скелетоне можно выступать без потери качества?

–Все индивидуально. Канадец Дафф Гибсон, по-моему, в 40 лет становился олимпийским чемпионом. Мы с Мартинсом Дукурсом уже довольно возрастные спортсмены. Мне 35, он на год старше, а его брату уже 39. Все зависит от того, как ты готовишься, как восстанавливаешься.

Ты загадываешь до какого-то времени выступать?

– Нет, не загадываю. Нет какой-то точки, до которой дошел – и все. Нет какой-то конкретной даты, чтобы, вот, утром проснулся – я завязал. Смотрю по своему состоянию. Сейчас все хорошо, ничего меня не беспокоит – тренируюсь и выступаю.

Дай Бог, чтоб это как можно дольше продолжалось. И все-таки, какие-то планы по завершении карьеры строишь? Кто-то становится тренером, кто-то спортивным функционером…

– Об этом не думаю. Пока полностью сосредоточен на карьере спортсмена. Даже голову не забиваю, мне сейчас такая лишняя информация ни к чему.

ЛУЧШИЕ ПЕСНИ УЖЕ СПЕТЫ

Немножко о твоих неспортивных увлечениях. Ты известный меломан…

– Правда?

Приходилось слышать, дескать, Александр Третьяков не попсу всякую слушает, а старый добрый панк-рок.

– Да, рок я люблю, есть такая слабость.

Были какие-то открытия в этой области в последнее время?

– Пожалуй, нет. Рок сейчас переживает непростые времена, другие направления развиваются. Все хорошее спели уже десять лет назад.

Какие еще есть увлечения?

– Рыбалка – стандартное сибирское хобби. И на Красноярском море рыбачил, и на горные речки выезжал. Места есть. Мечтаю, конечно, на Север съездить…

По-моему, это не так просто. Там же ограничения всякие, лицензии нужны…

– Это, я считаю, правильно. Потому что бесконтрольный вылов привел к тому, что сейчас в окрестностях Красноярска рыбы вообще, кажется, нет. Нужно что-то с этим делать.

Какой твой самый памятный улов?

– Ленок, кило восемьсот примерно. Все по лицензии, конечно, путевку покупал.

Готовишь потом?

–Да, солим, уху варим – вкусно, улетает сразу.

Последний вопрос. Планы, мечты…

– Выступить на чемпионате России, потом отдохнуть хорошо. И начинать готовиться к Олимпийским играм – это будет главной задачей, по сравнению с которой, многое отойдет на дальний план. С оптимизмом смотрю в будущее. Все хорошо будет.

Текст: Александр КОШКИН

Фото: ibsf.org, sputnik.ru, tass.ru

тэги новости:Скелетон